«Плакаться – это не по-мужски»: Эдуард Радзюкевич о пандемии, кино и своем коронном блюде — Новости

Июл - 12
2021

«Плакаться – это не по-мужски»: Эдуард Радзюкевич о пандемии, кино и своем коронном блюде — Новости

Знаменитый российский актер и режиссер Эдуард Радзюкевич празднует свое 56-летие. Как артист переживает пандемию, и какие люди могут его разочаровать — в эксклюзивном интервью для iReactor.

Известный российский актер театра и кино, а также режиссер и сценарист Эдуард Радзюкевич 11 июля празднует свое 56-летие. Артист прославился благодаря своим ролям в юмористическом шоу «6 кадров», ситкоме «Папины дочки», а также работой над сериалами «Моя прекрасная няня» и «Кто в доме хозяин». Кроме того, его знают и любят поклонники театрального искусства. Особенно хорошо ему удаются комедийные персонажи, неизменно дарящие зрителям позитивное настроение.

Однако, как и у каждого человека, у Радзюкевича есть неизвестные поклонникам аспекты личности. В каких фильмах артист ни за что не стал бы сниматься, и чем его могут разочаровать знакомые — Эдуард Владимирович рассказал в интервью iReactor.

 

 — Вы особенно известны как артист комедийного жанра. Действительно ли это ваш любимый жанр?

 

— Вообще, по специальности я – артист драмтеатра и кино. Дело в том, что комедийный жанр, и то, что я им владею, – за это спасибо господу богу, родителям и всем тем, кто повлиял на мою профессию. По большому счету, насколько я понимаю, вообще, это божий дар. Я счастлив, что господь бог в этом плане на меня обратил внимание и чмокнул в макушку. Я пробовал, пробую и продолжаю себя пробовать в других жанрах. А так у меня есть и драматические роли, и, я надеюсь, будут еще.

 

— А какой жанр совершенно не ваш и вы бы не стали в нем играть?

 

— Сниматься можно во всем, в чем угодно, лишь бы это было талантливо, лишь бы это было про свет и добро, и чтобы это было про любовь. Вообще, играть надо про любовь и с любовью. Иначе все это не имеет никакого смысла. Все, что касается низменного, животного, основанного на исключительно инстинктах, или эмоционально не поддерживаемого ничем (кроме завуалированной злости, агрессии, разрушения) – вот в этом я бы не хотел принимать участие никогда. За это правда приходится платить свою цену, и не светиться на экране какое-то время. Лучше дождаться своего часа, чем вписываться в пошлятину, низкопробную драматургию и какое-то отвратительное повествование. Наша профессия – уметь ждать. И за то время, пока ждешь, нужно уметь не скатиться, не спиться, не снаркоманиться, не вывалиться из формы и быть наготове.

 

— В одном из своих интервью вы сказали, что не любите розыгрыши, потому что не хотите причинить никому вреда. Какой тип розыгрышей вам совершенно чужд?

— Меня 100 раз разыгрывали… розыгрыши разные бывают. Я не очень люблю жестокие розыгрыши, а бывают интеллигентные, тонкие, как сейчас это называется — «троллить». Когда это выглядит, будто на тебя, как черт из табакерки, из-за угла выскакивает громила в страшной маске, то я вот против этого. Против глупых, против жестких розыгрышей. Когда человек может испугаться, и сердце может остановиться.

 

— Как вы реагировали на такие розыгрыши? Обижались?

 

— Обижаться не стоит ни на что в жизни. Жизнь – жестокая несправедливая штука. Когда тебя жестко и жестоко разыгрывают, я скорее разочаровываюсь в людях. Я был о них лучшего мнения, и считал их более умными людьми. Более тонкими людьми, людьми с хорошим чувством юмора. Я разочаровался в них, да.

 

— Вы перестали общаться с людьми, которые разочаровали?

 

— С какого-то жизненного этапа все, что связано с негативом человеческим, я стараюсь ограничить. Есть какие-то вещи, когда вообще нельзя ограничить общение. Ты, например, связан с ним профессионально, выходишь с ним на одну сцену или площадку. Или как-то связан с другими сферами… я с человеческой точки зрения стараюсь их избегать и не тратить время. Они — взрослые люди, и их уже не переделаешь.

 

— Вы сами придумали образ директора ООО «ППП» для «Папиных дочек»? Почему именно такой?

 

— Мне предложили этот образ, но как его воплощал – это все я сам… Они (коллеги по съемочному процессу – прим. ред.) далеко от меня не отходили (смеется) – это все равно должен был быть глупый, в чем-то недалекий, местами самовлюбленный хлыщ!

 

— Вы не раз выступали режиссером, насколько вам близка эта профессия?

 

— Быть режиссером – это очень серьезная профессия, и я занимаюсь ею параллельно с актерством. Первый спектакль я поставил в 86-м году. Я ставлю, снимаю и буду продолжать этим заниматься, так как я это очень люблю. Это совершенно другая профессия – очень сложная профессия, которая подразумевает владение очень многими навыками и науками. История, изобразительное искусство, психология, кино… случается и физика с математикой пригождаются. Это сложная многогранная профессия, с которой растешь.

 

— Помогает ли актерский багаж в режиссерской работе?

— Актерское мастерство мне очень помогает в профессии, в силу того, что я и актер, и режиссер, я очень хорошо понимаю, что такое артист, и как с ним работать. Как его, если нужно, в хорошем смысле слова, обманывать, чтобы он выдал тот результат, который необходим.

 

— Есть какие-то проекты, над которыми вы работаете сейчас?

 

— Пока пауза, но сейчас все больше мыслей, проб, предложений, заявок. Сейчас все на уровне креатива идет!

 

— В паузе виновата ситуация с пандемией?

 

— В том числе, да. Очень многие театры, особенно антрепризные, сделали очень большую паузу, так как как экономически спектакли прогонять невыгодно. 50% рассадки – это работа в минус, и конечно люди не могут вкладывать деньги, чтобы не зарабатывать на этом. Они же не могут платить из своего кармана. Государственным театрам есть хоть какая-то поддержка, а вот антрепризным, и тем, кто на вольных хлебах, им очень сложно.

 

— Нужна ли государственная поддержка артистам? Сильно ли пандемия сказалась на течение вашей жизни?

 

— Тяжело всем сейчас. От государства я никакой поддержки не получаю и не получал, и, я так думаю, что получать не буду. А плакаться о том, что тебе плохо – это как-то не по-мужски. Сейчас плохо всем без исключения. Могу честно сказать, что в 90-е годы было хуже. Я родился в СССР, и сейчас все кричат: «Ах, санкции, ах, границы закрыли!». Я родился в стране с железным занавесом, я вырос в этой стране. Тут прекрасные люди жили и живут. Вот самое главное – лишь бы не было войны, и чтобы закончилась скорее история с пандемией и болезнями. Пусть все люди будут здоровы с мирным небом над головой и счастливы в любви. Нет денег — так пойдем заработаем. Если уж совсем худо будет, то специальности какие-то есть, значит будем руками работать. Не пропадем!

 

— А что вы умеете делать руками?

— У меня несколько специальностей есть. Я и столяр, я и слесарь профессиональный. Я практически все могу. Плюс, я еще профессионально готовлю!

 

— У вас есть какое-то коронное блюдо?

 

— Я очень люблю итальянскую кухню и все, что с ней связано. Вообще, что угодно: тирамису, десерты, выпечка… Я изучаю очень много кухонь. Китайскую, например. Японскую только не очень изучаю, потому что она подходит тем, кто у моря живет. У нас можно пойти побаловаться этим раз в месяц. Я люблю французскую кухню, и русскую тоже очень люблю. Это три кухни, которые самые сбалансированные и полезные для здоровья.

 

— Какое блюдо было самое сложное в готовке, и за какое вы ни за что не возьметесь?

 

— Одно из самых сложных блюд – это все, что связано с приготовлением рулетов из птицы, свинины и мяса. И, пожалуй, «рыба-фиш». Тут надо терпение. И, конечно, кондитерское искусство – это ювелирка в кулинарии. Я часами могу смотреть, как это делают.

Читайте iReactor в Яндексе

Автор: Валерия Чехова

#россия
#интервью
#шоу-бизнес
#радзюкевич

Источник: inforeactor.ru

Добавить комментарий