Организатор «Открытого микрофона» в Петербурге рассказал про КВН, телешоу и Ивана Абрамова — Новости

Июл - 04
2021

Организатор «Открытого микрофона» в Петербурге рассказал про КВН, телешоу и Ивана Абрамова — Новости

Стендап-комик Максим Маленко организовал "Открытый микрофон" в Петербурге. О юморе и своем шоу он рассказал в эксклюзивном интервью для iReactor.

В серьезной жизни всегда должно оставаться место для юмора. По крайней мере, так считает петербургский комик Максим Маленко. Он собрал других стендаперов на «Открытом микрофоне», чтобы вместе делать жизнь веселее. Чем плохи телешоу, как юмор помогает решать проблемы, и нужна ли цензура для шуток, чтобы не получилось, как с Иваном Абрамовым, — все это в остроумной беседе с Максимом Маленко перед его выступлением на «Открытом микрофоне».

 

— Как давно вы занимаетесь стендапом?

— Месяца четыре. Я закончил школу стендапа имени Игоря Меерсона, упомянем же его всуе. Это мой наставник, хороший друг. Все началось в универе с КВН. Даже ездили в Сочи, но бесславно. КВН — это командная игра и помогает закрепощенному человеку с комплексами раскрепоститься. Хотя, на мой взгляд, КВН уже очень сильно устаревает. Когда КВН закончился, я работал ведущим и почувствовал, что чего-то не хватает. Занялся комедийной импровизацией. У нас была команда, мы выступали два года. Потом ушел и оттуда. Но все это время я ходил на стендапы. Мне нравится этот жанр именно тем, что можно многое подмечать. Это очень искренний формат юмора.

Сам я не мог решиться. А потом пошел в школу стендапа имени Игоря Меерсона, это дало пинок. Пока стендап не приносит больших денег, провожу мероприятия, снимаюсь в проектах по кино, рекламе. Всего по чуть-чуть. Все взаимосвязано. Даже если ты занимаешься стендапом, все равно большие деньги зарабатываешь на корпоративах.

 

 

— Почему вы решили собрать ребят на стендап?

— А я ничего не решал. Все как-то само собой. Есть ребята, с которыми мы проводим «Открытые микрофоны», есть наши друзья хорошие, которые помогают. С течением времени получалось, что мы начинали с одним человеком, потом он отклеился, ушел в свои дела. Пришли другие ребята. Моей заслуги нет. Время показывает, кому интересно.

 

— Какие есть тренды в юморе? Какие жанры вам нравятся?

— Импровизация — крутой жанр. Если честно, мне не нравится, куда движется импровизация. Она идет по пути КВН. На ТНТ стартовал проект «Импровизация. Команды». По сути, это тот же КВН, только без сценария. Мне это не очень нравится. Мне больше по душе западный формат, где комики делают шоу. Они ни с кем не соревнуются. Просто выходят и кайфуют. У нас же пока непонятно. Есть телепроект на ТНТ, куда все хотят попасть, получить кусок славы и медийности. Там все построено на формате «Быстрее, выше, сильнее».

Из стендапа мне нравятся Стас Старовойтов, Слава Комиссаренко, Нурлан Сабуров. Много интересных ребят из Stand-Up Club № 1. Иностранных смотрю с переводом. Монологи Эдди Мерфи, Криса Рока.

 

— Вам не нравится формат соревнования в импровизации. А в стендапе, например, Comedy Баттл?

— А там не только стендап. Там выступают с музыкальными номерами. Фишка Comedy Баттл и «Открытого микрофона» в том, что нужно придумать какой-то бэкграунд. Либо тебе его придумывают, либо он рождается по ходу. Выходит человек из далекого города под Владивостоком и рассказывает, для него это шанс вырваться. Мне кажется, соревновательная фишка там меньше. Хотя да, это тоже телешоу.

Возможно, это тот же КВН. Вообще, это беда всех телеформатов. Поэтому мы с ребятами стараемся смотреть проекты в Интернете. Они немножечко живее выглядят. «Разгоны», «Книжный клуб». Телек определяет какие-то вещи, которые должны быть понятны всем. Но, в любом случае, это опыт. Ты прокачиваешь скиллы написания шуток. Это круто.

 

 

 

 

 

View this post on Instagram

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

A post shared by Stand Up|Ведущий СПб| Актёр (@maxmalenko)

 

— Вы бы сами поучаствовали в таком телевизионном шоу, несмотря на то что оно похоже на старый КВН?

— Конечно! Я уже пробовал себя в «Открытом микрофоне». Мы вместе с ребятами ездили, посмотрели, что это такое. Важно пробовать. Есть знакомые, которые говорят: «Мы андеграунд, мы не в мейнстриме, мы против потока». Мне кажется, это лукавство. Такой опыт учит тебя писать много разного материала и под взглядом редакторов его переделывать. Это ремесло. Кто-то учит тебя огранять и делать лучше. Потом ты приходишь к тому, что можешь выдать какой-то сольный концерт, поехать в тур, но это уже дальше.

 

— Комики всегда на позитиве? 

— Мы говорим уже минут десять, а я еще ни разу не пошутил. И внутри меня сидит червячок: «Что за туфту ты гонишь». Но юмор очень помогает справляться с проблемами, посмотреть на них под другим углом. Старая истина: посмейся над проблемой, и она уйдет. Есть проблемы, которые не уйдут, например, коллекторы. Они, наоборот, задумаются сильнее.

Когда ты смотришь на мир шире, особенно через призму стендапа, да даже КВН, у тебя расширяется мышление. Юмор позволяет к каким-то точкам зрения подойти с другой стороны. Кажется, что тема обсосана со всех сторон, уже из нее ничего не выжмешь. А тут человек подходит вообще по-другому: «А как это бы было, если…» .

 

 

— Вы рассказываете свои реальные истории на стендапе?

— Рассказываю. Что-то мы слышим. Что-то приобретается от знакомых, есть стереотипы. В семье какие-то свои штуки. Очень многие вещи, которые ребята рассказывают, взяты из жизни. Другое дело, что не все это правда. Некоторые зрители относятся очень серьезно к юмору, принимают все за чистую монету, вступают в диалоги. А так все реально. Встретился с бомжом в переходе. Он тебе что-то сказал. Это же материал. Поругался с продавщицей — материал. Юмор — это наблюдательность. Замечать что-то интересное в обыденном. Я всегда сразу записываю мысли в заметки. Дома — в ноутбук. Очень много шуток так и теряется.

Работа комика — это ремесло. Постоянно нужно все записывать, работать, вспоминать, докручивать. Единственное правило — не останавливаться. И делать еще это на кайфе, не перегореть, когда не выходит. Даже когда ты будешь уже получать какие-то деньги большие, контракты, туры, главное остается неизменным — кайфовать.

 

— Как думаете, в интервью Ивана Абрамова про его жену, это была реальная история? Он правда готов бросить ее, если она поправится?

— Может, ему не хватало хайпа. Иван имеет достаточно интеллигентный образ. Я не знаю достоверно. Может, что-то и было, это ведь его личные отношения. Со стороны смотрится, как будто бы да, будто Ваню немножечко раскрутили.

 

 

— Нужна ли цензура в юморе?

— Зачем? Я всегда говорю, что наши шоу 18+. Пусть будет хоть что-то, где люди почувствуют свободу. Большинство тем — то, что мы обсуждаем дома на кухне. У нас закрытое общество. На многих темах стоит табу. Но об этом нужно говорить, ограничений быть не должно. Возможно, наш юмор поможет кому-то по-другому посмотреть на свои проблемы, решить их.

 

— Не боитесь, что вашу шутку не поймут и польется хейт?

— Да ради бога. Людей-то много. Мне это пока не грозит. Пока Влад не стал писать комментарии (Влад — участник «Открытого микрофона» — прим.ред.). Если шутка кого-то цепляет, она может вызвать хейт. Но у наших людей серьезное отношение к юмору. Порой его принимают за правду. И вот это очень плохо. Юмор — чтобы посмеяться. Не нужно быть все время на серьезных щах.

 

Напомним, ранее другие участники «Открытого микрофона» в беседе с iReactor подробнее рассказали о цензуре стендапа.

Читайте iReactor в Яндексе

Автор: Вероника Панкратова

Инфореактор

#петербург
#стендап
#комик

Источник: inforeactor.ru

Добавить комментарий